Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Анна Каренина в Театре-Театре. Ретроспектива.

В эти дни Пермский академический Театр-Театр и его главный режиссер Владимир Золотарь готовят майскую премьеру спектакля "Анна Каренина" по одноименному роману Л.Н. Толстого. Первый из пяти премьерных показов состоится уже через месяц, 17 мая.

А мы, тем временем, решили обратиться в прошлое и вспомнить предыдущую постановку нашего театра по этому великому роману.

Было это почти шестьдесят лет назад, в год смерти И. Сталина — 1953-й. Пермь тогда называлась Молотов. Молотовский драматический театр, руководимый заслуженным деятелем искусств Николаем Теппером, пригласил молодого режиссера Кизеловского театра, 29-летнюю Розу Сироту, поставить "Анну Каренину". Самой популярной, если не единственной на тот момент, инсценировкой в стране была драматическая композиция Николая Волкова, поставленная в 1937 году во МХАТе Владимиром Немирович-Данченко. По ней ставился и пермский (молотовский) спектакль.

Роль Анны Карениной досталась теперь уже легендарной нашей артистке Лидии Мосоловой и еще одной известной актрисе того времени, Зинаиде Шерстневской.

Премьера состоялась 24 ноября 1953 года.

Вот что писала о спектакле газета "Звезда":

Сильной, мужественной, цельной натурой выглядит Анна в исполнении Л. Мосоловой. Артистка достигает принципиальной победы в обрисовке внутреннего мира Анны, ее большой человеческой трагедии. В последних сценах спектакля Л. Мосолова показывает Анну не мятущейся, жалкой, снедаемой ревностью, а глубоко осмысливающей свою судьбу, пришедшей к ясному осознанию ее безвыходности. В этих сценах Анна собранна, строга, сурова. Подлинно трагедийной глубины достигает игра Мосоловой после холодных, жестоких слов Вронского: "Чего вы от меня хотите?". Будто молния освещает Анне истинный смысл этих слов: ушло чувство, да и было ли оно когда-либо — настоящее, большое человеческое чувство у этого блестящего представителя света! По-новому предстает перед Анной—Мосоловой Вронский с его внутренней зависимостью от своей среды, с его мизерными "общественными" интересами. В этой сцене Мосолова не допускает ни тени мелодраматического надрыва, внутренняя решимость Анны открывается артисткой во всем: в строгой сдержанности, в насыщенности интонаций, в сухом, суровом блеске глаз. Пафосом горячего, непримиримого протеста звучат ее последние слова: "Нет, я не дам тебе мучать себя". В тусклом свете станционного фонаря, под грохот надвигающегося на нее поезда, Анна бросает эти слова всему миру, всем тем, кто раздавил ее, не знавшую лжи и обмана, кто отнял у нее право на сына, на счастье.

Советская режиссура и критика 30-50-х годов однозначно трактовала трагедию Анны как "глубокую трагедию чистой и цельной русской женщины, раздавленной социальной средой".

Постановка Владимира Золотаря расставит акценты иначе. Как именно — станет известно в мае.

Программка "Анны Карениной" с автографом режиссера Розы Сироты, предназначающимся ведущему спектакля А.М. Офрихтеру: Милый мой Антон! Очень верю в то, что Вы сохраните спектакль! Работать с Вами — большая радость. 24/XI/53:



Лидия Мосолова в роли Анны Карениной:




Заведующий лит.частью Пермского академического Театра-Театра Алексей Черепанов.

The New York Times. 10 важнейших театральных событий 2011 года

По итогу нынешнего года, в десятку самых заметных событий вошли следующие спектакли.

«Книга мормонов»
Мюзикл, вдохнувший в жанр новую жизнь. Еще до появления его ждали не только поклонники театра, но и молодежная аудитория, равнодуная к театру. Дело в том, что «Книгу мормонов» создали Трей Паркер и Мэтт Стоун, известные как создатели мультипликационного сериала «South Park». Мюзикл полностью оправдал ожидания, получив самые высокие оценки критики.

«Иерусалим»
Спектакль, ставший событием не только в Америке, но и в Великобритании, где и был поставлен. Драма Джеза Батеруорта о торговле наркотиками в провинциальной Англии стала событием еще и потому, что главную роль феноменально сыграл Марк Рилэнс.

«Другие города пустыни»
Джон Робин Бейц – один из самых многообещающих драматургов Америки. Его драма «Другие города пустыни», рассказывающая о жизни и преодолениях американской семьи, стала одним из самых ярких событий года. Критики особо отмечают лучший актерский ансамбль, задействованный в спектакле.

«Быть Гарольдом Пинтером»
О спектакле Белорусского Свободного театра The New York Times написала следующее. «Этот год стал годом триумфа устойчивой власти традиционного театра, наряду с креативностью бомб-стелс, которые, будучи помещены внутрь первого, вдыхают новую, взрывную силу жизненного содержания в классические сосуды. Спектакль Белорусского Свободного театра «Быть Гарольдом Пинтером», представленный труппой в январе этого года, – на создание которого вдохновили исследования работ Пинтера, – препарируя анатомию тоталитарного подавления и садистской жажды власти, скрывающейся за ней, –стал обжигающим, невероятно изобретательным напоминанием того, что театр все еще может быть революционным, во всех смыслах этого слова».

Спектакль Белоруского Свободного театра «Быть Гарольдом Пинтером» в постановке Владимира Щербаня был с триумфом показан в Нью-Йорке и Чикаго в январе и апреле-мае 2011 года. Спектакль получил высокие оценки критики, и был номинирован на главную награду для драматических спектаклей Америки – Drama Desk Award. В апреле нынешнего года Белорусский Свободный театр был удостоен американской престижной театральной награды – OBIE Award, а ведущее американское издание The New York Times в начале года посвятило белорусскому театральному коллективу три публикации.

«... со шляпой»
Спектакль «... со шляпой» явился одной из самых неожиданных премьер сезона на Бродвее. Вызывающий текст Стефана Эдли Гюрджиса, пронизанный ненормативной лексикой, на деле – пьеса о любви и расставаниях.

«Нормальное сердце»
Спектакль по пьесе Ларри Кремера, не предвещал громкого успеха. Но, в итоге, текст написанный в 1985 году о периоде волны СПИДа в Америке, стал одним из самых ярких событий на бродвее – во многом благодаря яркой ансамблевой игре актеров.

«Хорошие люди»
Еще один спектакль, от которого не ждали шумного успеха. Тихая история о повторной встрече бывших возлюбленных смогла тронуть зрителя не только любовной линией, но и неожиданно открывшимися социальными слоями драмы Дэвида Линдсей-Аберьи.

«Безумие»
Возрождение мюзикла Стивена Зондхайма и Джеймса Голдмана. Как и сорок лет назад, когда спектакль появился впервые, представление заняло свое место в числе лучших.

«Вишневый сад»
Постановка чеховской классической пьесы от Андрея Бельградера, в которой он смело стирает временную границу между Россией начала прошлого года и современной Америкой. В постановке блистают Дайан Уист и Джон Туртурро.

«Сладкий и печальный»
Спектакль по пьесе Ричарда Нельсона, поставленный на сцене Public Theatre, рассказывает о том, как семья встречается в день десятилетия трагедии «11 сентября». Еще один негромкий спектакль, который большей частью своего успеха обязан блестящему актерскому ансамблю.

Delivery

Ну что, скажу я вам. Когда я интенсивно интересовался кентерберийской музыкальной сценой, эта группа прошла мимо. Она не слишком известна, хотя и упоминалась всегда, однако "достать" ее не удавалось. Там, собственно, все те, кто параллельно создавал шедевры в таких командах, как Caravan, Soft Machine и Gong, не говоря уже о поздних группах второй волны. Группа очень хороша. Я бы сказал, похожа на Caravan (без избыточной эклектики SM и Gong), но саунд более агрессивный и менее приглаженный, плюс сильный акцент на вокале Carol Grimes и солировании саксофона Lol Coxhill.

53.31 КБ


Carol Grimes & Delivery - Fools Meeting (UK 1970)

[повторение пройденного]

Раз два. Раз два. Ты, конечно, слышишь, ты не можешь не слышать. Больше, становится больше того и другого, ты всегда радостен. Ооо, сколько в тебе радости, ты разбрызгиваешь ее капли и становишься похож на отставшего от цирка. А он не уехал. Он развалился, умер, сгнил. Раз два, раз два. Это чеканят шаг твои хранители, но скоро и они начнут отставать, намучаются с тобой. В желудке пусто, в голове тоже. Все хорошо, всё так и должно быть. У тебя часто спрашивают, как дела. Ты всегда отвечаешь, что хорошо. Хоть этому ты научился. Как много фееричных шуток! Как много совершается вокруг тебя, пока ты "готов", и пока твоя "нежная небритая щека касается деревянной столешницы". И пока все твои педали педального коня вжаты в пол одновременно. Никакой грусти, никакого насилия. И никакого "Нас Нет".

Так трудно кореллировать с внешним миром, когда внутренний состоит из серединок и половинок.

Разговоры в Icq, часть не помню какая

Frame (11:47 AM) :
А знаешь как Курицын объясняет эту сорокинскую идиому "профессор-хуессор"?
Frame (11:48 AM) :
Как "отрицание самой возможности слова иметь семантику"
Я не помню, он как то лучше сказал, но мысль примерно такая
Mikka (11:50 AM) :
круто
Mikka (11:51 AM) :
но как бы сейчас подобные кульбиты мысли уже не так вставляют
Mikka (11:51 AM) :
я в свое время протащился от курицыновского труда по литературе постмодерна
Frame (11:51 AM) :
хули, недооцениваем постмодернизм теперича
Mikka (11:52 AM) :
но перечитать сейчас бы не смог
Frame (11:52 AM) :
Курицын самый охуенный и реально интересный критик постмодерна в стране
Mikka (11:52 AM) :
я вот Шестова перечитываю да и в рот ебать

МХК(в роли искусствоведов - Черепанов и Вадим Пищальников - грибники летом 1999года)

Девушка, похожая на хрупкий цветок, широко открыла свои большие синие глаза и воскликнула:
- Этот лес полон фаллических грибов! – в возгласе чувствовалась неуверенная радость по поводу знакомых очертаний. Воздух вокруг казался насыщенным разнообразными лесными запахами, да, собственно, и был ими насыщен; девушка набрала грибов в корзинку и задумалась о своих последующих действиях. Как это часто бывает, мысли роились и, перепрыгивая друг через друга, не давали чётко продумать маршрут. Некстати вспомнилось, что Шаляпин рисуется Кустодиевым как русский человек в шубе. И эта вот театральная интеллигентность, вернее, интеллигентная театральность навевала мысли о рае с отголосками античности, понятой в стиле модерн. Рай был уставлен украшениями вроде Венеры Милосской, которая обычно без рук, некоторыми мадоннами и автопортретами Дюрера. В дальнем углу рая помещался совершенно античный Христос, окрашенный в энергетийные цвета. Картинки рая сменились брутально-банальной в своей бескрайности, русской степью, где скакали тройки, населенные лошадьми и слоны на подпорках…
Девушка безнадежно и неотвратимо засыпала. В её волосах чувствовалась близость. Она, этот прекрасный цветок лесов и полей, эта сама воплощенная юность, сладко спала, раскинувшись на траве, рядом с рассыпавшимися из оброненной корзинки фаллическими грибами. Два искусствоведа, мирно распивавшие бутылочку на соседней полянке через некоторое время наткнулись на спящую.
- В её волосах чувствуется близость. – торжественно произнес один из них.
- Да, действительно, выражение, как это бывает у женщины… себя самой… очень личностное. - сказал другой критик. Он был оформлен в стиле Матисса. – И заметьте, коллега, грудь и пуп в равной степени с лицом обрамлены золотистым светом.
Критик, оформленный в стиле Матисса, был лохмат. Уже по шевелюре в нем угадывалась романтическая личность. У его товарища на голове была красная повязка, говорящая о страстности натуры. Они двинулись обратно, продолжая начатый ранее разговор об одной из картин:
- Так вот, коллега, рога там символические – как выражение энергийности…
Вернувшись на свою полянку, друзья вынули из сумки вторую бутылочку и устроились возле пенька. После паузы, сопровождавшейся похрустыванием огурцов, резкими выдохами и непродолжительной икотой, разговор возобновили:
- Тристан Тцара – очень швейцарский художник. – Сказал один.
- По национальности что-то типа венгра. – Продолжил его друг.
Они поговорили о том, что Оскар Уайльд хороший писатель, но является как бы прыщом на теле викторианства, что нельзя по одной улыбке судить о творчестве, что техника Джорджоне подчеркивает воздушность бороды персонажа, что лицо Гогена очень условно и что неплохо бы отодрать ту девицу на опушке.
Приняв решение, они поплелись, ежеминутно спотыкаясь и останавливаясь для предсказуемых нужд. Говорить уже было трудно, но критики, верные своим искусствоведческим инстинктам, повелевавшим не прекращать изысканий, ещё пытались ворочать языками.
- …или вот псмтрите на картину п… «Прачки». Как живописно у них расставлены ноги… Они очень предприимчивые… - Критик, оформленный в стиле Матисса, упал и долго не мог встать. Его собутыльник долго и безуспешно помогал подняться. Физически он был достаточно небольшой. Развалив напрочь какой-то кустарник и наступив в муравейник, искусствоведы приблизились к дремавшей девушке.
- Женщина открылась, и предстала в своей первобытной, аналитической сущности. – неожиданно трезвым голосом сказал один и повалился спать. Второй немного подумал и лег тоже.
Девушке снились фаллические грибы, выросшие до размеров деревьев. Критики видели в своих алкогольных снах кругло решенные скульптуры, изображенного спящим в бессознательном состоянии Голиафа, и картины, отсылавшие их к Ноеву ковчегу.

Вспомнилось

"Посмотрите на картину "Прачки" - как живописно у них расставлены ноги... они очень предприимчивые..." - фраза Бочкаревой, теперь уже доктора филол. наук, за которой в свое время мы записали немало таких вот идиотизмов. Следить за базаром и выдавать меньше подобных шедевров она стала только после того, как я указал на это в «письменном пожелании к лектору и курсу». А если бы я, следуя просьбе авторитетных на филфаке людей, понимавших профанативную сторону Бочкаревой как преподавателя, отдал бы записи этих шедевров (около сотни) им для предъявления на Ученом Совете – Нина Станиславовна, как мне сказали, не стала бы доктором наук.